Темы дня

123 175 подписчиков

Свежие комментарии

  • Людмила Романова
    Как она думает после  своей подлости опять жить в России и пользоваться ее благами? Дрянь последняя, продажнвя.Еще один «испуган...
  • Владимир Оробей
    Этот Сейкенов забыл о том, что между их "Жузами" была большая проблема, не помню точно, но, помню, что Средний жуз ДО...Забыли историю?: ...
  • Владимир Алтайцев
    Кретин, не подписал  бы  Ленин Брестский  мир, ни тебя, ни  одного человека, что живут сейчас в РФ, не было бы  на св...«Исламский мир жд...

Сергей Степашин: Мы Путина звали "Штази"

Сергей Степашин: Мы Путина звали "Штази"...

В начале весны ему исполнилось 70. На фоне Z как-то было не до торжеств. Хотя было время – Чубайс планировал его на позицию Путина. С коим мой собеседник познакомился в Питере давненько.

Я приехал в город начальником управления бывшего КГБ осенью 1991 года, по инициативе Собчака. Первый раз я отказался, сразу после ГКЧП, но потом Собчак сам ко мне в Москву приехал. С Анатолием Александровичем мы были знакомы хорошо, у нас человеческие отношения сохранились, и потом, я даже с Ксюшей разговариваю как отец, пускай она на меня не обижается. Со второго раза мне Борис Николаевич сказал, что не может отказать Собчаку — мол, надо ехать. Я поехал в Питер, возглавил управление на Литейном, 4, министерство безопасности. 
По сути дела, КГБ, где служили почти все нынешние руководители нашей страны, за исключением Дмитрия Анатольевича Медведева. Естественно, познакомился и с Путиным, он же тогда у Анатолия Александровича работал, тогда делить нечего было. Он вёл самостоятельную линию, причем работал достаточно жёстко. Бизнесмены в этих красных пиджаках и с цепями, Барсуков и прочие звали его Штази. Штази — это самая сильная разведка в мире, и я сейчас так считаю, сильнее, чем Моссад. 
Так что ВВ они, конечно, уважали, потому что он при всей мягкости внешней, такой улыбчивости, спокойной речи, как прихватит за глотку — не пошевелишься.
 Некоторые операции, связанные с Балтийским портом, с собственностью, мы вели, конечно, параллельно — у меня этим занимался Николай Патрушев. У ВВ, как мы его называем, отношения с моими подчиненными, естественно, остались. Я был пришелец, а он оттуда родом...

Такие дела. Кстати, помнится, Сергей Степашин, помимо прочего рассказал мне про Будёновск. У него была встреча с братом Басаева Ширвани, который предложил взять в заложники всех родственников Шамиля (они жили в селе Ведено), привести на место конфликта и, выставив шеренгой перед больницей, «расстреливать по одному». Напомню, что сами басаевские к тому времени уже начали расстрелы заложников. Степашин «как советский офицер» не отважился на такую меру. Сейчас он согласен, что войну тогда можно было выиграть, решившись на ответную жестокость.

Более того, после триумфального отхода из Буденовска, колонну боевиков без проблем можно было сравнять со степью, использовав всего один штурмовик. Однако, в автобусах находились добровольные заложники-журналисты – среди них мой коллега и товарищ Валерий Яков – и вновь тогдашний глава ФСБ не решился проливать кровь невинных. После этого ушел в отставку, напомню.

Не уверен, что кто-либо из тех, кто занимал этот пост после (Барсуков, Ковалев, Путин), рискнул бы действовать жестко, по-американски (эти с террористами не церемонятся и журналистов не щадят). И неизвестно как сложились бы отношения Кремля с Чечней если бы не Путин, а именно Степашин стал бы преемником Ельцина, как это планировал Чубайс.  Ведь в той же беседе Сергей-Вадимыч заметил, что: 

«Рамзан никого не слушается кроме Владимир-Владимировича».

История, само собой, не знает сослагательного наклонения, однако переписывается беспрестанно, поэтому все нюансы лучше узнавать от очевидцев. Пока живы.

 Сергей Степашин

 

Картина дня

наверх